Независимое кино сегодня. Российский социальный форум 2019

18-19 мая в Санкт-Петербурге прошел Российский социальный форум. Ваш покорный слуга выступил там с докладом о том, в каком состоянии находится независимое кино сегодня. Выкладываем полную версию текста доклада на Craftkino. Тем более, что в ближайшее время мы планируем развивать проект именно в том направлении, которое затронуто в докладе. Вскоре будем запускать новый видеоканал, а также собираемся активно кооперироваться с независимыми кинематографистами.


Как известно, важнейшим из всех искусств для нас является кино. Кино, с первых лет своего существования превратившееся в бизнес, и сегодня силами крупных студий по всему миру продолжает коммерциализироваться. Каждый год на экранах появляется масса блокбастеров, экранизаций книг-бестселлеров и адаптаций популярных комиксов. Даже в настоящий момент все еще продолжается прокат блокбастера «Мстители: Финал», бьющего один кассовый рекорд за другим, сминая достижения даже столь крупных проектов как «Титаник» — на сегодняшний день его сборы составляют гигантскую цифру в 2 млрд. 485 млн. $. Российское официальное кинопроизводство хвастается бокс-офисом проектов «Т-34» или «Движение вверх», забывая упомянуть, что добивается его путем тотальной зачистки прокатной сетки и широкомасштабными пропагандистскими кампаниями.

Кажется, будто «Мстители» и «Форсажи» в обнимку с «Викингом» или «Тренером» уже окончательно сломали хребет любым альтернативам в киноискусстве, а впереди нас ждет один бесконечный спецэффект, прикидывающийся художественным фильмом.

Однако существуют и тенденции, не позволяющие восторжествовать столь апокалиптической картине. Рейтинги церемонии вручения «Оскар» падают с 2014 года и в  2018 году достигли исторического минимума в 26,5 миллионов зрителей. По признанию Фонда кино за 2018 год совокупный объем кинопроката в России сократился на 6,2% по отношению к предыдущему 2017 году. Вдобавок к этому зритель массово обращается к телевидению: в последнее время часто приходится слышать, будто лишь в сериалах сейчас существует настоящее качество. Уже только эти отдельные факты говорят о призрачно проявляющейся неудовлетворенности зрителя большим экраном как в мире, так и в России.

В чем могут быть причины недоверия некоторых любителей кинематографа по отношению к нынешним кинотеатрам?
С моей точки зрения, внимательный зритель чувствует творческое обнищание как мирового, так и отечественного кино. Мы видим, что голливудские блокбастеры, при всей их зрелищности, становятся похожи друг на друга, используют до смешного похожую драматургию и вне всяких сомнений бесконечно далеки от социальной действительности. Зачастую невозможно отличить фильм одного режиссера от фильма другого, если специально не читать титры — торжество ремесленничества в худшем смысле слова. Может быть на кинофестивалях существуют островки свободы? Едва ли. По большей части фестивали находятся под сильным влиянием политкорректного дискурса и проводят соответствующую селекцию кинокартин — там возникает собственная конъюнктура, настолько же далекая от потребностей и интересов рядового зрителя.
Таким образом, очень большой сегмент зрительской аудитории оказывается попросту забыт, так как занимающие его темы, вопросы и проблемы практически не затрагиваются имеющейся кинематографической продукцией.
Могут ли левые прогрессивные силы предпринять что-либо в связи с этим? Безусловно да. И даже больше, чем может показаться на первый взгляд. И чтобы осознать это, нужно понять, какие изменения произошли в самом способе производства кинофильмов (неважно, игровых или документальных).

Ранее, на протяжении всего ХХ и в самом начале XXI века альтернативному подходу было сложно выйти к зрителю в силу ярко выраженной техногенности киноискусства: дорогие пленочные камеры, специализированные монтажные столы, рельсы и тележки, краны и огромные осветительные приборы, сложнейший процесс звукозаписи. Из-за этого кино становилось не только самым главным, но и самым дорогим из всех искусств. При таких обстоятельствах кинематография приобретала черты некоторой элитарности.
Однако условия резко изменились в тот момент, когда в медиа-среду массово стали проникать цифровые технологии. Поначалу, когда только появилась цифровая киносъемка, она не оказала особенного влияния на расстановку сил в кинематографе. Но настоящая революция произошла в 2008 году, когда компания Canon выпустила цифровой зеркальный фотоаппарат 5D Mark II. Устройство было очень дешевым по сравнению с большими кинокамерами, практически любой мог взять его в аренду, и при этом конечный результат получался достаточного качества даже для демонстрации на больших экранах. Меня это новшество настигло на 1-м курсе кинематографического вуза, и я своими глазами видел, как студенты рванули снимать фильмы. Я сам с огромным энтузиазмом бросился в создание кино с такими бюджетами, которые на пару лет раньше не оставляли никаких надежд снять нечто, хотя бы отдаленно напоминающее кинофильм.

С тех пор прошло уже десятилетие. Появилась масса качественных и доступных цифровых камер, широко использующихся сегодня студентами, блогерами, кинематографистами. Помимо короткометражных фильмов на цифровые фотоаппараты сняты полнометражные фильмы: «Сын» Арсения Гончукова, «Цензор» Константина Шелепова, «Только для влюбленных» Майкла Полиша, «Гидравлика» Евгения Серова и другие. Обладатель премии «Оскар» и «Золотой пальмовой ветви» Стивен Содерберг даже сделал две полнометражные картины на Iphone: «Не в себе» и «Птица высокого полета». Специально для техники такого типа создаются и продолжают создаваться разнообразные аксессуары, позволяющие искать новые средства художественной выразительности. Громоздкие рельсы и операторские тележки уступили место слайдерам, моноподам, ригам, долли-скейтерам. Дорогостоящая съемка с вертолета сменилась гораздо более доступными дронами и квадрокоптерами. Все это позволяет делать художественные и документальные фильмы тем, кто раньше довольствовался участью обычного зрителя — широкой общественности.

Удешевление и упрощение производства открывает ворота для новых кадров. Прежде существовало очевидное противоречие: кино, являясь искусством, было слишком дорогостоящим в производстве. Поэтому кинематографисту, как художнику, неизбежно приходилось прибегать к помощи коммерсанта – фактически, отдавать свое произведение под контроль человека, преследующего корыстные интересы.

Изменения, произошедшие в процессе производства фильма в нашу эпоху, позволяют более не иметь дела с коммерсантом. Режиссёр способен остаться автором от начала до конца, сохранив творческий контроль. Таким образом, человек не только получает широкую творческую свободу – ему в принципе открывается возможность стать кинематографистом без чьего-либо унизительного разрешения.
Вместе с получением небывалой доселе производственной свободы и массовым наплывом новых людей, кино способно обзавестись великим многообразием новых приёмов, сюжетов и героев.
На возможность создания новых сюжетов предлагаю обратить особое внимание. Мы уже говорили, что большой кинематограф по всему миру старается сглаживать острые углы, замалчивать проблемы, волнующие широкую общественность, а также сводить к примитивным схемам сложнейшие противоречия, окружающие нас в реальности. Более того, даже в сфере жанрового кино почти полностью исчез эксперимент и творческий поиск. Повальная коммерциализация привела также к забвению художественных открытий десятков и сотен кинематографистов ушедших эпох, к деградации киноязыка. Современные технологии позволяют вступить со сложившейся кинематографической конъюнктурой в решительную борьбу.

Сегодня существует потенциал создания полноценной альтернативной кинематографической культуры. Народного движения сценаристов, режиссеров, операторов, актеров, рекрутированных среди обычных людей, способных наладить со зрителем искренний диалог на актуальные, волнующие темы и предложить новые удивительные истории. Предпосылки к этому есть: наблюдаются пока разрозненные, но весьма заметные вспышки любительского кино в регионах (например, в Сибири), хотя в настоящий момент они разрозненные, обособленные друг от друга. Возможно, при надлежащей организационной работе, течение независимого народного кино могло бы реально изменить положение дел по крайней мере в масштабе Российской Федерации, где у большей части населения давно утрачено доверие по отношению к экрану. Острый голод аудитории по более разнообразному и глубокому материалу выражается в активном интересе российского зрителя к творчеству таких людей как Юрий Быков или Александр Хант. Поэтому аудитория морально готова к появлению качественного, социально-ориентированного и просто творчески гибкого кино.

Однако если технологический рывок уже состоялся, то с моральной точки зрения все еще чрезвычайно наглядно серьезное отставание. Из этого вытекает основная сложность, встающая на пути практической реализации альтернативного кинематографического направления — дефицит кадров.

Профессиональные кинематографисты, даже молодые и начинающие, по-прежнему находятся в плену стереотипов предыдущего периода, формирующих образ кино, как масштабного крупного производства — создание фильма малой съемочной группой с минимумом оборудования и незначительным бюджетом среди многих считается «несерьезным». Помимо всего прочего, среди них наблюдаются крайне низкие теоретическая подготовка и культурный уровень.
Похожие тенденции можно спрогнозировать и относительно любителей, приходящих в киноискусство. Только нужно прибавить отсутствие ремесленных знаний в области кинематографа. Многие, даже гипотетически перспективные люди сторонятся творчества из-за стереотипов о его «элитарности».
С другой стороны, благодаря страсти и энтузиазму любитель может компенсировать многие недостатки и даже приобрести преимущества перед профессионалом. Если же удастся преодолеть моральный барьер, то параллельно можно добиться некоторых успехов в культурном пространстве вообще: кино само по себе является искусством коллективным, а значит, работа над ним способствует выработке командных навыков, умению действовать совместно и солидарно. Этих качеств остро не хватает современной творческой интеллигенции, насквозь пропитавшейся индивидуализмом.

Другой серьезной проблемой становится отсутствие по-настоящему широкой и надежной системы дистрибьюции — т.е. распространения картин. В силу закрытости системы проката в России, путь на массовый большой экран для независимой продукции практически отпадает. Между тем, альтернативное производство невозможно помыслить без альтернативного проката. Теоретически хорошей площадкой для распространения может стать интернет, благодаря имеющейся в нем развитой инфраструктуре социальных сетей и видеохостингов (таких как Youtube и Vimeo), но в настоящий момент еще не найден действенный способ распространения фильмов (а не видеороликов) с его помощью. Возможно, стабильно налаженная цепь репостов подобного контента через левые и социальные паблики способна дать первоначальный рывок в нужном направлении. Но здесь следует помнить, что нельзя впадать в излишнюю «публицистику» — ведь прогрессивный фильм далеко не всегда должен рассказывать о насущных проблемах, исторических или общественных событиях напрямую. Жанровые картины в такой же степени могут быть прогрессивны, и их нельзя отбрасывать из-за одной лишь формы. Тем более, что по опросам ВЦИОМ за декабрь 2018 года, интерес зрителей к жанровому кино весьма заметен: так, например, 22% опрошенных предпочитают детективы, 37% — фильмы ужасов и триллеры; 16% смотрят драматические ленты и т.д.

Впрочем, определенные усилия неизбежно придется затратить и на преодоление инерционного сопротивления аудитории. Потому как малобюджетный фильм, даже обладающий острой и актуальной проблематикой, сознательной режиссурой и увлекательной историей, не способен предъявить тот же уровень внешнего эффекта, к которому люди привыкли за десятилетия повальной демонстрации голливудских блокбастеров в кинотеатрах. Соответственно пионерам гипотетически возможного альтернативного народного кино предстоит долгая и терпеливая работа по установлению надежного контакта между произведением и зрителем.

Если для одиноких, оторванных друг от друга художников, эти проблемы могут быть неразрешимыми, то вполне возможно, что содействие общественных организаций может помочь преодолеть хотя бы часть указанных выше сложностей.

Во-первых, через активистские организации и общественные движения можно распространять и продвигать саму идею возможности создания народного кинематографа. Включить работу с киноискусством в направление культурной и просветительской деятельности. Во-вторых, привлекая уже стоящих на прогрессивных позициях профессионалов, организовывать кинокружки, лекции, курсы, семинары и вебинары — таким образом можно предпринять попытку ликвидации кинематографической безграмотности. Рекрутировать будущих художников, одновременно с этим повышая их ремесленный и теоретический уровнь. В-третьих, скоординированные действия различных youtube-каналов, пабликов ВКонтакте и в Facebook, имеющих социально-культурную и просветительскую направленность, могут способствовать возникновению пространства, в котором можно эффективно распространять независимые фильмы, доставлять их к зрителю и налаживать обратную связь. Вряд ли такой метод дистрибьюции составит реальную конкуренцию сетям кинотеатров, но по крайней мере он позволит сформировать первоначальную аудиторию.

Так или иначе, существующая сегодня кинематографическая культура находится в плачевном состоянии. Она колеблется от стагнации к деградации, и если ничего не предпринимать, то рухнет под тяжестью оседлавших ее коммерсантов, бюрократов и карьеристов. Еще 10-15 лет назад мы вынуждены были бы лишь с горечью и сожалением наблюдать за гибелью важнейшего из всех искусств. Теперь же у нас есть возможность противостоять деструктивным тенденциям. И если мы будем действовать вместе, единым культурным фронтом, то может быть нам удастся создать новое кино, на которое можно будет взглянуть без сожаления.

Об авторе: Влад Дикарев

Независимый режиссёр и сценарист Мой профиль в социальной сети ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Craftkino // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru