Крупный план. Масштаб эмоции

Развитие кинематографа в самостоятельный вид искусства привело к тому, что с течением столетия в нём появился художественный язык, при помощи которого это искусство выражает себя. Киноязык.

Овладение им, не побоюсь говорить так, есть обязанность каждого автора от мира кино. Тем более, поверьте мне, общение на таком языке – настоящее счастье. Кто же станет отказываться от счастья?

крупный план

У любого языка есть своя простейшая азбука. Одним из важнейших элементов такой азбуки в кино я считаю крупность планов. Поэтому теперь речь пойдёт о том, что такое крупный план.

Что такое крупный план? 

Собственно определение крупного плана нам не столь интересно. Это кадр, в котором большую часть пространства занимает человеческое лицо. О чем речь, стало быть? О его природе и применении.

Как нам уже известно, первый, кто закрепил крупный план в кино, был Дэвид Гриффит. И тогда ему потребовалась уйма храбрости, чтобы внедрить новый приём в свои произведения. Нужно было сломать стереотипы всех: от операторов и продюсеров до самих зрителей. «Зритель платит, чтобы увидеть целого актёра!» — говорили ему тогда.

Но великий Гриффит был несгибаем. Почему? Зачем легендарный американец так добивался какого-то укрупнения? Неужели механическая фиксация головы человека на плёнку была столь для него принципиальна? Конечно, нет. Гриффит хотел получить изображённое человеческое чувство.

Итак, первое, что стоит усвоить про крупный план — это эмоциональный инструмент

Он позволяет зрителю вторгнуться в интимное пространство персонажа. Заглянуть в его глаза, уловить самое малое движение лицевых мускулов, заметить едва наклонённую шею или проступившую на лбу каплю холодного пота. Именно потому зачастую на подобных кадрах снимают важные изменения в характере героя или его реакцию на неожиданности сюжета.

И по той же причине актёру бывает сложнее всего сыграть крупный план — здесь не удастся прикрыться физическим действием (как на среднем плане) или окружающей реальностью (как на общем). Тут все душевные движения персонажа будут видны. Если же герой эмоционально пуст, недостаточно хорошо сыгран — увы, сразу же всё станет очевидно.

«Судьба написана на лице» Федерико Феллини

Нередко режиссёру в силу творческой концепции или организационных трудностей приходится максимально скрыть от зрителя мир фильма в конкретный момент времени. Для этого наш инструмент также отлично подходит.

Крупный план — это способ спрятать от зрителя окружающую реальность

Отличный пример любезно предлагает нам Стэнли Кубрик в картине «Заводной апельсин». Первый же кадр фильма — крупный план Алекса (Малькольм МакДауэлл), в его фирменном котелке, с одним подкрашенным глазом, дико смотрящего точно в камеру.

Этот кадр сам по себе даёт нам очень мало информации. Он лишь сочетает в себе эмоциональный заряд (безумие) и интригует нас. Только когда зритель по-настоящему заинтригован, Кубрик постепенно выходит с крупного плана на средний и, наконец, общий, чтобы открыть странную реальность бара «Korova».

кадры из фильма Заводной апельсин (фото можно увеличить)

Кстати, не стоит понимать крупный план как статичное, недвижимое явление. Часто, благодаря перемещению камеры или актёров внутри кадра (как показано выше), он может превращаться в план общий, средний, деталь и т.д.

Возможности изменения любого кадра ограничиваются лишь творческой фантазией и необходимостью. Но мы говорим здесь о специфике конкретной, отдельно взятой крупности.

Среди всего прочего крупный план используют для заявления того или иного персонажа.

Мысль такого применения кадра заключается в очень простой идее. Нужно, чтобы зритель запомнил черты лица героя (и артиста, соответственно). Позже он с легкостью идентифицирует появляющихся на экране людей. Примеров подобному случаю бесчисленное множество.

В вестерне (перейти к статье о спагетти-вестернах) Серджио Леоне «На несколько долларов больше» первое появление полковника Дугласа Мортимера происходит на чётко выраженном крупном плане. Забыть острую физиономию актёра Ли Ван Клифа после этого вряд ли кому-то удастся (разве что человеку с катастрофически плохой памятью на лица).

Ли Ван Клиф

Тони Монтана в культовой криминальной драме «Лицо со шрамом» Брайана Де Пальмы впервые представляется зрителю аналогичным образом – в данном случае почти целая сцена с Аль Пачино держится на крупном. Примечательно, что такой кадр позволяет сразу приметить шрам на физиономии героя, чтобы позже аудитория могла не возвращаться к этому вопросу.

Разумеется, я упомянул всего лишь самые стандартные способы использования крупного плана. Очень многое зависит от творческой задачи конкретного режиссёра. Вариантов, как всегда, миллион, и ни один не может быть однозначно правильным.

Само собой, чтобы крупный план концептуально удался, объекты, зафиксированные в нём, должны быть ему адекватны. Лишь при высоком соответствии композиции, предметной среды и артиста кадр получится качественным.

Впрочем, стоит побеседовать о других выразительных особенностях крупного плана. Ведь даже снять крупно человеческую голову можно по-разному.

Крупный план и его вариации 

Крупный план таит в себе разные более узкие вариации крупности. Существуют даже специальные термины для каждой из них.

Например, средне-крупный или американский план, но не станем останавливаться на столь выраженном формализме. Достаточно привести наглядные примеры.

Важнейшим творческим моментом я считаю отличия крупных планов, заснятых объективами с различным фокусным расстоянием.

Крупные планы на 24мм, на 50мм или на 130мм – это три отличающихся друг от друга кадра.

Широкоугольные объективы искажают пространство, но позволяют держать многое в фокусе; длиннофокусные, наоборот, размывают и приближают задний фон; средний угол создаёт реалистическую картинку, сопоставимую с человеческим взглядом.

Я описываю это в должной степени примитивно и приблизительно, посему для более подробного охвата темы рекомендую просто почитать пару-тройку материалов о фокусном расстоянии объективов.

Использование того или иного объектива позволяет кинематографисту сформировать особенное восприятие (неестественность, поэтику, ультрареализм и т.д.)

Необычный художественный эффект даёт смена угла съемки крупного плана. Например, завал горизонта мгновенно добавляет изображению экспрессии. Съемка с экстремально нижнего ракурса добавляет герою величия (с верхнего же, наоборот, принижает и давит).

Наконец, самых разнообразных явлений можно добиться, используя то или иное освещение.

Крупный план Фёдора Басманова из великолепного фильма Эйзенштейна «Иван Грозный» заснят с использованием освещения с нижней точки, что неминуемо создаёт в кадре что-то зловещее. Не мудрено — в этот момент Басманов сообщает Грозному, что царицу, его жену, предательски отравили. В данном случае мы имеем дело с чёрно-белым фильмом и нужно учитывать, что при монохромной картинке свет всегда гораздо более заметен, чем при цветной.

Джон Карпентер вместе с оператором Дином Канди в фантастическом боевике «Побег из Нью-Йорка» ставят красный источник света за спиной артиста Курта Рассела (формируя так называемое контровое освещение), спереди слегка подсвечивая зеленоватым.

Персонаж Змей Плисскен по сюжету в это время летит на специальном планере на остров Манхэттен. Получается техногенное, мрачное, двухцветное изображение. Кстати говоря, такая работа со светом позволяет скрыть недостоверность декорации или вообще её отсутствие.

Полагаю, что никакой кабины планера во время съемок не было, и Курта Рассела попросту посадили на стул и осветили с правильных сторон. Что следует взять на заметку независимым кинематографистам.

Молоденький Дастин Хоффман в фильме «Выпускник» Майка Николса на этом крупном плане радуется жизни и предаётся похотливым мыслям о связи с подругой своих родителей. Этим объясняются солнечные блики на воде и тёмных очках героя, к тому же, общий стиль освещения очень яркий.

Автор убеждён, что режиссёр, освоивший все эти свойства и техники крупного плана (многое из этого относится также и к средним, общим, сверхобщим и детальным планам), получает в свои руки мощнейшее художественное оружие.

Я также подвергаю критике излишние упрощения раскадровки (без имеющихся на то оснований – можно на раскадровку вставить ссылку), когда на крупном плане с примитивной композицией снимают только диалоги — многие российские сериалы снимаются таким образом. Не постесняюсь заявить, это позиция однохордовая и приводит лишь к резкому падению общего художественного уровня создаваемого произведения.

Некоторые режиссёры пускаются в экстремальные крайности: кто-то решает сделать картину полностью на крупных планах, кто-то, наоборот, ставит целью непременно избежать любого мало-мальски значительного укрупнения. Этот радикализм требует либо особого ощущения творческой свободы, либо изрядной доли безумия. Лично я не рекомендовал бы пробовать нечто в этом роде при отсутствии достаточного количества опыта и стопроцентной уверенности.

В остальном мне хочется лишь призвать читателей изучать азбуку киноязыка, экспериментировать, искать новые краски и способы выражения чувства (в том числе и посредством крупного плана). Чем больше язык кино будет освоен нами, тем более интересные, неожиданные, удивительные истории мы сможем рассказать друг другу. Ради того и трудимся.

Об авторе: Влад Дикарев

Независимый режиссёр и сценарист Мой профиль в социальной сети ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Craftkino // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru