Сцена в кино. Мысль третья. Изображение

Прежде всего, хочу попросить прощения за то, что в потоке статей возникла некоторая задержка – неделю пришлось немного поболеть (питерский климат добрался и до моего здоровья), а потом я занимался окончательным завершением съемок своего фильма «Серые дни». Теперь я стал посвободнее.

Продолжая разговор о том, что такое сцена в кино, я не могу не поговорить о работе над изображением.

Всё-таки кино — искусство изобразительное, как ни крути. Я таю надежду, что настоящая статья не станет настолько же тяжеловесной, как предыдущие две, хотя бы в силу того, что уже достаточно сказано про построение картинки: и про раскадровку, и про изобразительное решение. Тем не менее, будут затронуты и некоторые моменты, о которых я не говорил ранее. В первую очередь об импровизации и решении проблем.

Итак, на этапе подготовительного периода мы с оператором выбрали съемочные объекты и  принялись рисовать раскадровку. Как мы помним, делается это, исходя из творческой концепции фильма, его драматургии и, разумеется, бюджета. Однако что следовало бы еще учесть режиссёру?

Я бы обратил особенное внимание на движение камеры, свет и оптику. Многим кажется, что это головная боль оператора и только. Но я позволю себе не согласиться. Постановщику надо иметь хотя бы приблизительное представление о свете и объективах. Потому что через них режиссер получает дополнительные мощные средства художественной выразительности. Крупный план на фокусное расстояние 35мм и крупный план на 135мм – это совсем не одно и то же.

Также, как сцена с упором на контровой свет и сцена с равномерным заполнением будут совершенно разными по эмоциональному эффекту. Я не очень хочу вдаваться в технические подробности – интернет буквально ломится от материалов на данную тему, достаточно лишь набрать запрос «разные фокусные расстояния» и «схема света».

Было бы неплохо это изучить или повторить. Движение камеры тоже может быть самым разнообразным и, соответственно, давать различный результат. Тележка/слайдер помогают получить ровное, выверенное движение, а съемка с рук или на риге/стедикаме создает динамику и свободу в передвижении оператора.

В принципе, кинематографисту всегда следует находиться в изучении технических приёмов и новшеств.

Является ли раскадровка и предварительный план железным руководством к действию?

Нет. Реальность неминуемо будет вносить собственные коррективы в нашу работу. Чтобы встретить действительность уверенно, нужно быть во всеоружии. Сцена в кино в принципе не может быть решена одним единственно верным способом. У автора в любом случае есть выбор – каким же образом её всё-таки поставить. И также как в случае с актёрами, в случае с картинкой имеет смысл расписать себе возможные варианты будущего эпизода.

Если сцена уличная, обязательно ли на улице должно быть солнце? Если сцена написана под пасмурную погоду, а на небе ни облачка – возможно ли передать мысль в этих условиях (реальный пример, произошедший со мной). Почти всегда ситуацию можно переиграть нам же на пользу. Например, знаменитые кадры с полковником Куртцем (Марлон Брандо), произносящим странные речи в полумраке в фильме «Апокалипсис сегодня», по легенде появились благодаря тому, что Брандо не очень знал свой текст и иногда не знал, что говорить.

Даже если это всего лишь версия, не имеющая отношения к действительности – это очень хорошая иллюстрация находчивости режиссера и оператора в работе с изображением.

Я бы также заблаговременно написал список кадров, которые могут быть сокращены или объединены, если придётся столкнуться с ограниченным временем. Кто-то может заявить, что всё вышеперечисленное не имеет никакого отношения к творчеству. Спешу поспорить.

Это такое же творчество, как и всё остальное – нельзя бездумно сократить эпизод или сменить его эстетику. Так или иначе, в рамках подобной ситуации будет происходить творческий поиск, соответствующий общей авторской концепции (по крайней мере, я очень на это надеюсь).

И вне всяких сомненией режиссеру следует держать ухо востро – вдруг на площадке появится какая-то дополнительная возможность? Внезапно лето пошёл снег? Кто-то может остановить съемку, но быть может, имеет смысл заснять это удивительное явление природы и использовать в дальнейшем на благо картине.

Если говорить лично о моём методе, то в работе с камерой я сторонник доверия собственным инстинктам. У меня всегда есть план того, как я буду снимать (будь то раскадровка или написанная текстом последовательность кадров), однако оказавшись на площадке, я предпочитаю полностью довериться чувствам.

Внимательно смотреть на актёра, его существование и взаимодействие с другими артистами; на окружающий пейзаж, декорацию, интересно падающий свет; погоду; прислушиваться к предложениям, исходящим от оператора и других членов съемочной группы – и использовать это так, как диктует мне моя интуиция.

Я уже слышу, как большие профессионалы засучили рукава, чтобы разодрать меня на части с обвинениями в дилетантском подходе. Что мне ответить? Что кино – это творчество, а не бухгалтерия. Есть правила, есть принципы, а есть что-то метафизическое, что живёт в душе. И «правильность» никогда не должна побеждать правду.

Может быть, я выражаюсь несколько литературно, но ничего страшного не вижу. Сцена в кино – это как одна клеточка от большого организма под названием фильм. Её можно и нужно запланировать. Но нельзя дать плану сделать её мертворождённой.

Об авторе: Влад Дикарев

Независимый режиссёр и сценарист Мой профиль в социальной сети ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Craftkino // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru