Мир, полный шума. Озвучение и звукорежиссёр

Вот уже девять десятков лет кинематограф говорит. Поёт, шумит, одним словом — звучит. И за это время кинопроизводство попробовало великое множество способов создавать звуковую дорожку: от записи на граммпластинку с последующим отдельным воспроизведением до современных продвинутых цифровых технологий. В обиход входили, а потом выходили столь хитрые по сегодняшним меркам слова как «вайтафон», «мувитон», «фотофон» и т.д.

И не смотря на богатую историю звукозаписи в кино, сегодня для многих (в том числе и начинающих киношников) методы создания звука для кинокартины остаются тайной за семью печатями. Можно сказать больше — даже для автора этих строк звук отнюдь не прочитанная карта, тем не менее, он постарается осветить те аспекты процесса, которые ему известны.

Особенно это касается такого специалиста, как звукорежиссёр и последующего озвучения фильма. О них и будем вести беседу.

Мы не зря уже говорили в статье «Раздаются голоса» о чрезвычайно большом значении звукового решения фильма. Ведь если в картине грязный, неприятный или вовсе неслышный звук — о каком понимании, а уж тем более удовольствии при просмотре может идти речь? Потому любой ответственный режиссёр всегда задаётся вопросом о записи звука.

Безусловно, существуют бесстрашные энтузиасты, способные взвалить на себя все кинематографические специальности. Тот же Роберт Родригес вообще входит в книгу рекордов Гиннеса по количеству должностей, занимаемых им при производстве фильмов. Но всё-таки разделение труда придумано не зря, особенно, когда речь касается столь специфических вопросов, как звук. Потому звуковым сопровождением картины должен заниматься звукорежиссёр.

Не стоит путать их со звукооператорами и звукоинженерами – звукорежиссёры иногда на это обижаются. smile

К сожалению, я мало что понимаю в технической стороне звукозаписи (всё же в первую очередь я режиссёр и сценарист), и возможно, допущу в тексте те или иные ошибки, но надеюсь, читатель меня простит за это, а знающие люди поправят. Я расскажу о вопросе так, как видит это режиссёр со стороны.

Совершенно очевидно, что крупнобюджетный проект обладает чрезвычайно гибкими возможностями для записи как черновой, так и чистовой фонограммы, но нас в первую очередь интересует кино малобюджетное, как приближенное к практике независимых кинематографистов. Поэтому, если говорить о чёрновой записи на съемочной площадке, то джентльменский набор может состоять всего из нескольких предметов:

  • пара петличных микрофонов для речи артистов
  • микрофон-пушка для направленной фиксации
  • портативный рекордер, позволяющий собственно записывать

Во многих случаях с целью экономии можно даже обойтись одним или двумя устройствами из списка.

Такой комплект выглядит весьма ограниченным по сравнению с масштабным кино, но даже он требует известных финансовых затрат. Для того чтобы взять данную технику в аренду, а тем более, приобрести в собственность, придётся выделить на это часть бюджета (в каждом регионе цены могут сильно розниться, к тому же, устройства и сами делятся на большое количество классов).

Впрочем, для дебютных короткометражек (а также для многих документальных работ) может хватить качественно записанной при помощи подобного комплекта черновой дорожки. Чего не скажешь о более профессиональном уровне.

Здесь мы подходим к важному вопросу переозвучения фильма (в советской терминологии тонировки). Для пристойного качества фонограммы чернового озвучения будет недостаточно. Придётся поработать над чистовой звуковой дорожкой в хороших студийных условиях — озвучить фильм.

Вместе с актёрами мы отправляемся в звукозаписывающую студию (иногда её называют тон-ателье), где каждый исполнитель заново перезаписывает речь своего персонажа. Причём, очень желательно сделать это синхронно (попасть в артикуляцию и интонацию). Если артист не может синхронно переозвучиться, на звукорежиссёра при монтаже звука ляжет дополнительное очень тяжёлое бремя из многих дублей «слепить» одну реплику, и качество в этих обстоятельствах крайне трудно предугадать. Кстати, процесс переозвучения также позволяет в некоторых случаях улучшить реплики, изначально записанные на площадке, а то и вовсе заменить голос на более подходящий (с помощью другого исполнителя).

Записываются также дополнительные шумы, хотя они могут быть получены в разнообразных звуковых базах.

Вне всякого сомнения, на данном этапе тоже не обходится без бюджетных затрат, и вновь разброс сумм может быть значительным. В частности в Санкт-Петербурге 30-минутный короткометражный фильм можно озвучить за несколько тысяч рублей (мой собственный опыт работы над короткометражными «Серыми днями» и «Долиной прокажённых»).

Для чего же тогда нужен черновой звук, записанный на съёмочной площадке? Во-первых, он используется при монтаже фильма, а во-вторых, из него пригодятся отдельные фрагменты шумов и речи. Но, вообще говоря, если существуют непреодолимые организационные или денежные препятствия (а такое происходит в малобюджетной кинематографии сплошь и рядом), можно не записывать черновую фонограмму в принципе.

В такой ситуации используется только звук, зафиксированный съёмочной камерой (я бы назвал его черновым-черновым, т.к. он получается довольно грязным), и фильм отправляется сразу на этап переозвучения. Это более рискованно, но не катастрофично. Лично я в двух своих короткометражных фильмах практически с нуля вместе с замечательным звукорежиссером Сергеем Петровым создавал звуковую дорожку в тон-ателье.

Наконец, мы подошли к важнейшему вопросу. О важности фигуры звукорежиссёра на съемочной площадке и за её пределами.

Многие режиссёры и продюсеры относятся к этой профессии пренебрежительно, и это связано с тем, что звукорежиссёр и его труд не столь эффектно выглядят внешне, как, скажем, труд того же оператора. Однако не так-то всё просто. Стоит обделить вниманием звукорежиссёра или вовсе отказаться от его услуг, как картина с огромной долей вероятности отправится в могилу, даже если она великолепно снята и срежиссирована.

Звукорежиссёр должен стать другом и соратником автора. Причём, дело не только в сложностях технического характера при создании звуковой дорожки (хотя их трудно игнорировать). Звукорежиссёр — это полноценная творческая единица, он помогает насытить кинокартину звуковыми образами, создать аудиальный мир фильма. И в этом смысле вклад данного специалиста в отдельно взятое кино неоценим.

Конечно, автор фильма, ответственно подходящий к своему делу, обязательно снабдит специалиста по звуку массой сопроводительных материалов о звуковом решении: сообщит о концептуальном значении звука в конкретном произведении, чуть ли не по тайм-кодам распишет желаемые шумы и музыку, предложит ряд звуковых образов. Однако звукорежиссёр в процессе будет заниматься и собственным творчеством.

Например, тот же Сергей Петров при работе над моим фильмом «Долина прокажённых», насытил его очень плотным звуковым пространством, среди которого встретилось множество шумов, не обговоренных ранее. А когда мы в 2017-м году вместе работали над «Серыми днями», он вообще по собственной инициативе (без каких-либо предварительных бесед) написал электронную композицию и предложил её мне в качестве заглавной темы картины.

Я был очень удивлён, но тема органично вписалась в ткань фильма, поэтому я практически без раздумий принял идею Сергея, и он в дальнейшем написал всю музыку для короткометражки «Серые дни». Такие примеры легко убеждают, что звукорежиссёр – это не просто какой-то технарь или мелкий помощник. Это один из тех атлантов, держащих на своих плечах конструкцию кинофильма.

Большое счастье, если режиссёр находит себе талантливого и умелого звукорежиссёра, а после превращает его в своего близкого соратника. Хотя вне больших городов поиск профессионала указанного профиля может создавать всяческие трудности. Я от себя каждому желаю удачи в этом деле – тогда совместное творчество будет только в удовольствие.

Впрочем, автор не простит себе, если в этом материале не упомянет и о некоторых серьёзных опасностях, возникающих при работе над звуковой дорожкой.

Например, сведение звука звукорежиссёром на недорогой или домашней технике чревата тем, что аудиодорожка фильма будет воспроизводиться на различных системах по-разному: для кого-то на компьютере будет слишком тихо, у иного при воспроизведении на телевизоре почти до полной неразличимости исчезнут шумы, а в кинозале или при просмотре с наушниками всё придёт в норму. Естественно, это породит закономерную критику со стороны тех зрителей, которым не повезло.

Также, если режиссёр и звукорежиссёр не обладают достаточным количеством опыта, при переозвучении они могут упустить столь значительное понятие, как плановость звука – не будет в должной мере проведена работа над «внедрением» записанных голосов внутрь атмосферы кадра, и у зрителя создастся впечатление, будто речь просто наложена сверху, как в низкокачественной озвучке VHS-кассеты. То же самое относится и к шумам, нуждающимся в определённой акустической обработке для естественного ощущения.

В ситуации, когда в фильме в качестве финальной фонограммы используется черновой звук, неминуемо встанет вопрос о сложности его выравнивания, удаления ненужных шумов, добавления новых и т.д.

К сожалению, на такой риск приходится идти, если существует ограничение бюджета. И я считаю своим долгом предупредить об этих опасностях всех, кто ещё лишь собирается пройти по этому пути.

В завершение хочу сказать, что этап работы над звуком вместе со звукорежиссёром лично для меня – один из самых любимых, если не самый любимый период в работе над кинофильмом. Это процесс оживления картины, долгих недель трудов. И я люблю его даже не смотря на те проблемы, которые он в себе таит.

Об авторе: Влад Дикарев

Независимый режиссёр и сценарист Мой профиль в социальной сети ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Craftkino // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru