Голос за кадром — громкие мысли

Нередко в рассказе истории тот или иной фильм использует голос за кадром. Он может озвучивать мысли основных персонажей, воплощать рассказчика и сообщать зрителю дополнительную информацию. Но не превращается ли закадровый текст в запрещённый приём? Быть может, его вводят в кино ленивые создатели? Эти и другие вопросы мы обсудим в настоящей статье.


Искусство кино значительно отличается от литературы тем, что оно делает ставку на визуальное. Язык фильма – это язык изображения. И режиссёры разрабатывали свою систему средств выразительности с самых первых лет существования кинематографии. В какой-то момент пришёл звук. Тут же возник соблазн использовать его по всем фронтам. Что-то научились сообщать зрителю через диалоги (нередко иллюстративные и неестественные), многое стали подкреплять музыкой. В свою очередь появился и приём, сильно облегчающий процесс рассказа истории – голос за кадром.

В каком-то смысле, благодаря закадровому тексту литература вторглась в уже отмежевавшееся кино. Ведь писатель при работе над романом, рассказом или повестью волен описывать многое вне развития самого действия. Литератор может сделать лирическое отступление или пояснить что-то про героя. И на это уходит всего-то лишний абзац или страница. В то время, как кинематографисту приходится делать то же самое либо какой-то деталью, либо целым эпизодом. Но можно пойти и третьим путём – использовать голос за кадром, как кинематографический аналог литературного лирического отступления.

Голос за кадром, как костыль

«Ведя рассказ от третьего или первого лица, писатель может открыто выражать мысли и чувства, чтобы усилить драматизм происходящего только за счет внутренних переживаний героя. Сценаристу сделать нечто подобное гораздо труднее. Мы не можем поместить камеру в голову актера и показать его мысли, хотя кое-кто хотел бы попробовать. И все-таки надо сделать так, чтобы зрители могли понять внутренний мир героя исходя из его поведения, не перегружая звуковой ряд закадровыми комментариями или многочисленными поясняющими диалогами»

Роберт Макки

Я, признаться, совсем не люблю книгу Роберта Макки «Сценарий на миллион долларов». Мне кажется, он пишет о кино так, как это сделал бы бухгалтер. Однако с тезисом о закадровых комментариях вполне согласен. Регулярно приходится видеть, как постановщики используют голос за кадром, чтобы избежать поиска подходящего средства выразительности.

Действительно, зачем писать сложные сцены, тщательно прорабатывать мотивации, придумывать характерные и запоминающиеся детали, когда можно просто включить закадровый текст и рассказать зрителю всё необходимое. Экономия времени и сил. Но я имею смелость заявить, что это либо халтура, либо трусость. По крайней мере, когда такие решения принимает профессионал.

Впрочем, сплошь и рядом можно встретить ситуацию, когда автор попросту неопытен – начинающий режиссёр или сценарист ещё не успел овладеть мастерством драматургии. И в отчаянной попытке донести свою идею до аудитории он прибегает к помощи закадровых реплик. Поэтому на фестивалях короткометражного и независимого кино, а также в интернете появляется большое количество картин, щедро сдобренных массивами голоса за кадром.

За примером далеко ходить не придётся. Когда я был студентом второго курса режиссуры и работал над экранизацией рассказа Джека Лондона «Кусок мяса», мне остро не хватало умения выстраивать киноповествование. Поэтому в фильме присутствует масса закадровых размышлений героя – они почти все были взяты прямо из текста Лондона.

И хотя в целом приём вошёл в ткань картины достаточно органично, наверняка существовали иные возможности донести мысли до аудитории.

Кинематографисту, который делает только первые шаги в искусстве, стоит постоянно совершенствовать свои навыки и учиться использовать киноязык. В противном случае мы снова придём к халтуре.

Кстати говоря, есть легенда, что Харрисон Форд для одного из вариантов монтажа «Бегущего по лезвию» (режиссёра Ридли Скотта) целенаправленно читал закадровый текст с фальшивыми интонациями, чтобы его не внедрили в картину. Вероятно, он считал, будто голос за кадром для этого легендарного нео-нуара будет ненужным костылём – и считал справедливо.

Тем не менее, как и любой другой приём, комментарий за кадром может применяться концептуально.

Голос за кадром, как приём  

Наглядный образец творческого использования голоса за кадром даёт нам почти весь жанр классического нуара. И не в последнюю очередь «Бульвар Сансет» Билли Уайлдера. Фильм начинается с полицейского кортежа, прибывающего в загородный дом старой голливудской звезды. Мы видим труп молодого мужчины, плавающий в бассейне. Тем временем, ироничный голос рассказчика говорит следующее:

«Перед тем, как история будет искажена и раздута, когда голливудские обозреватели приложат к этому руку, может быть, Вы захотите узнать всю правду? Все факты? Если это так – приглашаем Вас принять в этом участие. Тело молодого человека было обнаружено в бассейне особняка этой звезды. Две пули в спину, одна в живот. Невелика птица, просто писатель с парой второсортных сценариев… Бедный дуралей… Он всегда хотел иметь бассейн. В конечном счёте, он получил бассейн. Только цена на него немного подскочила»

Очевидно, для самого повествования у режиссёра вполне достаточно изобразительного материала. И полиция, и труп, и богатый особняк. Но Уайлдер добавляет рассказчика (как мы вскоре выясняем – именно он плавает в бассейне), чтобы придать истории остроумную иронию. На протяжении всего «Бульвара Сансет» наш герой постоянно делает колкие замечания по отношению к происходящему, при этом зритель прекрасно знает, что в итоге персонаж придёт к смерти.

Аналогичный фокус Билли Уайлдер проделывал ранее в другом классическом нуар-фильме «Двойная страховка».

Такую традицию продолжили и создатели нео-нуара. Вспомним фрагменты закадрового текста в «Городе Грехов» Роберта Родригеса:

«Многие считают Марва психом,но ему просто не повезло. Он родился не в том столетии. Ему бы на древнем поле боя врубать топор в чье-то лицо или в Риме сражаться с другими гладиаторами. Таких девушек как Нэнси ему бы швыряли пачками»

«Старик умирает… Девочка остается жить. Честный обмен. Я люблю тебя, Нэнси…»

 

Эти комментарии никак не влияют на сюжет или характеристики персонажей – они работают на стиль и атмосферу, доводя, таким образом, особенности классического нуара до абсурда.

Но не только формы нуара способны использовать голос за кадром, как средство полноценной выразительности. Это подвластно фильму любого жанра. Так, в драматической картине Фрэнсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня» о войне во Вьетнаме, на общий философский подтекст работают размышления главного героя, капитана Уилларда. Он постепенно погружается в пучину безумия, война захватывает его разум, и при этом он силится понять полковника Куртца, уже ставшего безумцем, и которого ему предстоит уничтожить:

«Я хотел получить задание, и в качестве расплаты за свои грехи я получил его»

«Судить на войне за убийство это все равно, что штрафовать за превышение скорости на автогонках»

 

Известно, что при записи закадровой речи, актёр Мартин Шин читал текст, сжимая в руках заряженный боевыми патронами револьвер, вручённый ему сценаристом Джоном Милиусом. Это придало мыслям капитана Уилларда особый эмоциональный оттенок.

Голос за кадром в документалистике

Пару слов стоит сказать об использовании речевых комментариев в документальном и научно-популярном кино. Особенно учитывая, что мы на страницах Craftkino практически избегаем обращения к неигровому направлению.

Большинство современных зрителей привыкли к тому, что передачи и фильмы познавательного, информационного характера всегда сопровождаются закадровым текстом рассказчика. Иногда ведущий периодически появляется в кадре, иногда остаётся невидимым. Я и сам, как обыватель (т.к. не являюсь профессионалом документалистики), чувствую себя комфортнее, когда неигровые фильмы подкрепляются пояснениями. Но многие документалисты отнесутся к такому тезису с большим неудовольствием.

Настоящий документалист вполне способен передать мысль и без помощи голоса за кадром. Он точно также как режиссёр-игровик, может задействовать имеющееся изображение, и рассказать всё исключительно с его помощью – используя весь потенциал монтажа, съёмки, звука и других средств выразительности.

Впрочем, даже использование закадрового текста в документалистике совсем не означает, что картинка будет комментироваться стандартным образом. Достаточно вспомнить чудесную документальную картину Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», в которой голос за кадром применён действительно лихо и творчески.

Итак, мы понимаем, что сам по себе голос за кадром – не преступление. Главное, чтобы он носил истинно творческий характер. И создатель фильма отдавал себе отчёт в том, что он вводит его не ради облегчения себе задачи рассказчика, а для лучшего выражения авторской концепции. В противном случае страдает не только материал фильма, который мог бы получить лучшее воплощение, но и сам кинематографист – ведь его творческий потенциал не раскрывается, а навыки киноязыка не совершенствуются.

Об авторе: Влад Дикарев

Независимый режиссёр и сценарист Мой профиль в социальной сети ВКонтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Craftkino // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru